611b36b6

Булгаков Михаил - Адам И Ева



Михаил Булгаков
Адам и Ева
Пьеса в четырех актах
Участь смельчаков, считавших, что газа
бояться нечего всегда была одинакова - смерть!
"Боевые газы"
...и не буду больше поражать всего
живущего, как Я сделал: впредь во все дни
Земли сеяние и жатва не прекратятся.
Из неизвестной книги,
найденной Маркизовым
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Ева Войкевич, 23 лет.
Адам Николаевич Красовский, инженер, 28 лет.
Ефросимов Александр Ипполитович, академик, 41 года.
Дараган Андрей Федорович, авиатор, 37 лет.
Пончик-Непобеда, литератор, 35 лет.
Захар Севастьянович Маркизов, изгнанный из профсоюза, 32 лет.
Аня, домработница, лет 23.
Туллер 1-й
Туллер 2-й братья.
Клавдия Петровна, врач-психиатр, лет 35.
Мария Вируэс, лет 28, женщина-авиатор.
Де Тимонеда, авиатор.
Зевальд, авиатор.
Павлов, авиатор.
АКТ ПЕРВЫЙ
Май в Ленинграде. Комната в первом этаже, и окно открыто
во двор. Наиболее примечательной частью обстановки
является висящая над столом лампа под густым абажуром.
Под ней хорошо пасьянс раскладывать, но всякая мысль о
пасьянсах исключается, лишь только у лампы появляется
лицо Ефросимова. Также заметен громкоговоритель, из
которого течет звучно и мягко "Фауст" из Мариинского
театра. Во дворе изредка слышна гармоника. Рядом с
комнатой передняя с телефоном.
Адам (целуя Еву). А чудная опера этот "Фауст". А ты меня любишь?
Ева. Люблю.
Адам. Сегодня "Фауст", а завтра вечером мы едем на Зеленый Мыс! Я счастлив!
Когда стоял в очереди за билетами, весь покрылся горячим потом и понял,
что жизнь прекрасна!..
Аня (входит внезапно). Ах...
Адам. Аня! Вы хоть бы это... как это... постучались!..
Аня. Адам Николаевич! Я думала, что вы в кухне!
Адам. В кухне? В кухне? Зачем же я буду в кухне сидеть, когда "Фауст" идет?
Аня расставляет на столе посуду.
Адам. На полтора месяца на Зеленый Мыс! (Жонглирует и разбивает стакан.)
Ева. Так!..
Аня. Так. Стакан чужой! Дараганов стакан.
Адам. Куплю стакан. Куплю Дарагану пять стаканов.
Аня. Где вы купите? Нету стаканов,
Адам. Без паники! Будут стаканы к концу пятилетки! Да... вы правы, Анна
Тимофеевна. Именно в кухне я должен быть сейчас, ибо я хотел вычистить
желтые туфли. (Скрывается.)
Аня. Ах, завидно на вас смотреть, Ева Артемьевна! И красивый, и инженер, и
коммунист.
Ева. Знаете, Анюточка, я, пожалуй, действительно счастлива. Хотя...
впрочем... черт его знает!.. Да почему вы не выходите замуж, если вам
уж так хочется?
Аня. Все мерзавцы попадаются, Ева Артемьевна! Всем хорошие достались, а мне
попадет какая-нибудь игрушечка, ну как в лотерее! И пьет, сукин сын!
Ева. Пьет?
Аня. Сидит в подштанниках, в синем пенсне, читает "Графа Монте-Кристо" и
пьет с Кубиком.
Ева. Он несколько хулиганистый парень, но очень оригинальный.
Аня. Уж на что оригинальный! Бандит с гармоникой. Нет, не распишусь. Он на
прошлой неделе побил бюрократа из десятого номера, а его из профсоюза
выкинули. И Баранову обманул, алименты ей заставили платить. Это же не
жизнь!
Ева. Нет, я проверяю себя, и действительно, я, кажется, счастлива.
Аня. Зато Дараган несчастлив.
Ева. Уже знает?
Аня. Я сказала.
Ева. Ну, это свинство, Аня!
Аня. Да что вы! Не узнает он, что ли? Он сегодня спрашивает: "А что, Ева
придет вечером к Адаму?" А я говорю: "Придет и останется". - "Как?" "А
так, - говорю, - что они сегодня расписались!" "Как?!" Ага, ага,
покраснели!.. Всю квартиру завлекли !
Ева. Что вы выдумываете! Кого я завлекала?..
Аня. Да уж будет вам сегодня! Вот и Пончик явится. Тоже влюблен.
Ева. На Зеленый



Назад